Категория: Банкротство юридических лиц

27Апр/16

Прокуратура Ново-Савиновского района г. Казани оштрафовала руководителя организации за воспрепятствование деятельности арбитражного управляющего

Прокуратура Ново-Савиновского района города Казани провела проверку соблюдения требований законодательства о несостоятельности (банкротстве) в деятельности общества с ограниченной ответственностью «ИнвестКапиталГрупп».
Установлено, что Арбитражным судом Республики Татарстан в отношении предприятия была введена процедура наблюдения с назначением конкурсного управляющего.

Прокуратура Ново-Савиновского района города Казани провела проверку соблюдения требований законодательства о несостоятельности (банкротстве) в деятельности общества с ограниченной ответственностью «ИнвестКапиталГрупп».
Установлено, что Арбитражным судом Республики Татарстан в отношении предприятия была введена процедура наблюдения с назначением конкурсного управляющего.
В соответствии с п. 2 ст. 126 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)», руководитель должника в течение трех дней с даты утверждения конкурсного управляющего обязан обеспечить передачу бухгалтерской и иной документации должника, печатей, штампов, материальных и иных ценностей конкурсному управляющему.
Несмотря на это, руководитель предприятия Максим Молотников не обеспечил передачу бухгалтерской и иной документации должника, печатей, штампов, материальных и иных ценностей конкурсному управляющему, тем самым воспрепятствовав его законной деятельности.
По результатам проверки прокуратура возбудила в отношении Молотникова дело об административном правонарушении, предусмотренном ч. 4 ст. 14.13 КоАП РФ (незаконное воспрепятствование деятельности арбитражного управляющего, в том числе уклонение от передачи арбитражному управляющему документов, необходимых для исполнения возложенных на них обязанностей, в случаях, когда функции руководителя юридического лица, возложены соответственно на арбитражного управляющего).
В итоге правонарушитель подвергнут штрафу в размере 40 тыс. рублей в доход государства.

Первоисточник
19Мар/16
House sitting on calculator isolated on white

Ответственность за сохранность имущества должника-банкрота от которого он отказался.

В 2011 году между юридическими лицами был заключен договор хранения. В 2015 году на основании решения арбитражного суда по иску хранителя договор был расторгнут, при этом суд обязал поклажедателя в течение месяца осуществить вывоз ранее переданного на хранение имущества, однако требование суда выполнено не было. Неоднократные обращения хранителя в адрес поклажедателя результатов не принесли. Позже в отношении поклажедателя открыта процедура банкротства . По словам конкурсного управляющего на балансе имущество не числится. В настоящее время установить местонахождение имущества не представляется возможным (утеряно), так как имущество не обладает индивидуальными характеристиками, позволяющими вычленить его из однородных вещей.
Несет ли хранитель ответственность за утрату имущества, учитывая, что с расторжением договора обязательства сторон прекратились?

В 2011 году между юридическими лицами был заключен договор хранения. В 2015 году на основании решения арбитражного суда по иску хранителя договор был расторгнут, при этом суд обязал поклажедателя в течение месяца осуществить вывоз ранее переданного на хранение имущества, однако требование суда выполнено не было. Неоднократные обращения хранителя в адрес поклажедателя результатов не принесли. Позже в отношении поклажедателя открыта процедура банкротства . По словам конкурсного управляющего на балансе имущество не числится. В настоящее время установить местонахождение имущества не представляется возможным (утеряно), так как имущество не обладает индивидуальными характеристиками, позволяющими вычленить его из однородных вещей. Несет ли хранитель ответственность за утрату имущества, учитывая, что с расторжением договора обязательства сторон прекратились?
В соответствии с п. 1 ст. 886 ГК РФ по договору хранения одна сторона (хранитель) обязуется хранить вещь, переданную ей другой стороной (поклажедателем), и возвратить эту вещь в сохранности.
Согласно п.п. 1, 2 ст. 889 ГК РФ хранитель обязан хранить вещь в течение обусловленного договором хранения срока, а в случае, если срок хранения договором не предусмотрен и не может быть определен исходя из его условий, — до востребования вещи поклажедателем.
Пунктом 1 ст. 900 ГК РФ предусмотрено, что хранитель обязан возвратить поклажедателю или лицу, указанному им в качестве получателя, ту самую вещь, которая была передана на хранение, если договором не предусмотрено хранение с обезличением.
В силу п. 2 ст. 453 ГК РФ при расторжении договора обязательства сторон прекращаются, если иное не предусмотрено законом, договором или не вытекает из существа обязательства.
Приведенное правило означает, что при расторжении договора прекращается обязанность должника совершать в будущем действия, которые являются предметом договора. Вместе с тем условия договора, которые в силу своей природы предполагают их применение и после расторжения договора либо имеют целью регулирование отношений сторон в период после расторжения, сохраняют свое действие и после расторжения договора (п. 3 постановления Пленума ВАС РФ от 06.06.2014 N 35). Таким образом, после расторжения договора хранения у хранителя прекращается обязанность хранить вещь, возникшая из договора. Однако правила ГК РФ о хранении не предусматривают прекращение обязанности хранителя по возврату вещи поклажедателю в связи с прекращением договорных отношений.
В соответствии с п. 1 ст. 901 ГК РФ хранитель отвечает за утрату, недостачу или повреждение вещей, принятых на хранение, по основаниям, предусмотренным ст. 401 того же кодекса. При этом профессиональный хранитель отвечает за утрату, недостачу или повреждение вещей, если не докажет, что утрата, недостача или повреждение произошли вследствие непреодолимой силы, либо из-за свойств вещи, о которых хранитель, принимая ее на хранение, не знал и не должен был знать, либо в результате умысла или грубой неосторожности поклажедателя.
По общему правилу, предусмотренному п. 1 ст. 902 ГК РФ, убытки, причиненные поклажедателю утратой, недостачей или повреждением вещей, возмещаются хранителем в соответствии со ст. 393 этого кодекса. В свою очередь, исходя из положений ст.ст. 15, 393 ГК РФ, лицо, которому причинены убытки, вправе требовать их возмещения в полном размере (кроме случаев, когда законом или договором предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере). При этом под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода).
Предъявляя в судебном порядке требование о возмещении убытков, кредитор должен доказать факт причинения убытков, их размер, противоправность поведения должника, причинно-следственную связь между возникшими убытками и действиями (бездействием) должника. При недоказанности любого из этих элементов суд отказывает в возмещении убытков (смотрите, например, постановления Президиума ВАС РФ от 23.08.2005 N 1928/05, АС Уральского округа от 24.02.2015 N Ф09-9995/14 и от 28.08.2014 N Ф09-3899/14).
Вместе с тем п. 2 ст. 901 ГК РФ предусматривает, что за утрату, недостачу или повреждение принятых на хранение вещей после того, как наступила обязанность поклажедателя взять эти вещи обратно (п. 1 ст. 899 ГК РФ), хранитель отвечает лишь при наличии с его стороны умысла или грубой неосторожности.
Согласно п. 1 ст. 899 ГК РФ по истечении обусловленного срока хранения или срока, предоставленного хранителем для обратного получения вещи на основании п. 3 ст. 889 ГК РФ, поклажедатель обязан немедленно забрать переданную на хранение вещь.
Таким образом, в настоящей ситуации поклажедатель не лишен права потребовать от хранителя возмещения убытков, причиненных утратой вещей, переданных на хранение, в размере стоимости этого имущества. При этом хранитель не несет ответственности за утрату такого имущества при одновременном наличии следующих условий:
— имущество было утрачено после того, как у поклажедателя наступила обязанность забрать его в связи с расторжением договора;
— утрата имущества не вызвана умыслом или грубой неосторожностью хранителя.
В других случаях хранитель освобождается от ответственности за утрату переданных на хранение вещей при наличии обстоятельств, которые указаны в ст. 401 и п. 1 ст. 901 ГК РФ.
В судебной практике высказывается мнение о том, что обстоятельства, которые являются основанием для возложения на хранителя ответственности за утрату, недостачу или повреждение вещей после того, как у поклажедателя наступила обязанность забрать их (то есть наличие умысла или грубой неосторожности со стороны хранителя), должны быть доказаны поклажедателем (смотрите, например, постановления ФАС Западно-Сибирского округа от 08.11.2013 N Ф04-6229/13, ФАС Поволжского округа от 21.05.2010 по делу N А12-16546/2009, ФАС Центрального округа от 09.01.2008 N А35-7970/06-С16, ФАС Волго-Вятского округа от 07.11.2006 N А43-47121/2005-20-1285, Четвертого арбитражного апелляционного суда от 04.12.2015 N 04АП-6139/15).
Поэтому мы полагаем, что в случае, если при возникновении спора, разрешаемого в судебном порядке, не будет доказано наличие совокупности обстоятельств, которые являются основанием для возложения на хранителя ответственности за утрату имущества (в частности умысел или грубая неосторожность с его стороны, которые привели к утрате переданных на хранение вещей после расторжения договора), суд откажет в удовлетворении соответствующего требования поклажедателя.
Следовательно, в настоящей ситуации решение вопроса об ответственности хранителя зависит от многих фактических обстоятельств, окончательную оценку которым при возникновении спора может дать только суд (смотрите в связи с этим постановление ФАС Поволжского округа от 29.03.2007 N А55-3937/2006). Представляется, что суд примет во внимание обстоятельства утраты имущества и вынесет решение с учетом доказательств, которые представят истец и ответчик.
Информационно-правовая поддержка предоставлена компанией «Гарант»