Реорганизация при процедуре банкротства

О процедуре
В соответствии с п. п. 1, 4 ст. 57 ГК РФ реорганизация юридического лица (слияние, присоединение, разделение, выделение, преобразование) может быть осуществлена по решению его учредителей (участников) либо органа юридического лица, уполномоченного на то учредительными документами.
Согласно ст. 60 ГК РФ в течение трех рабочих дней после даты принятия решения о реорганизации юридического лица оно обязано уведомить в письменной форме уполномоченный государственный орган, осуществляющий государственную регистрацию юридических лиц, о начале процедуры реорганизации с указанием формы реорганизации.

О процедуре
В соответствии с п. п. 1, 4 ст. 57 ГК РФ реорганизация юридического лица (слияние, присоединение, разделение, выделение, преобразование) может быть осуществлена по решению его учредителей (участников) либо органа юридического лица, уполномоченного на то учредительными документами.
Согласно ст. 60 ГК РФ в течение трех рабочих дней после даты принятия решения о реорганизации юридического лица оно обязано уведомить в письменной форме уполномоченный государственный орган, осуществляющий государственную регистрацию юридических лиц, о начале процедуры реорганизации с указанием формы реорганизации.
На основании такого уведомления уполномоченный государственный орган, осуществляющий государственную регистрацию юридических лиц, вносит в Единый государственный реестр юридических лиц запись о том, что юридические лица находятся в процессе реорганизации.
Реорганизуемое юридическое лицо после внесения в Единый государственный реестр юридических лиц записи о начале процедуры реорганизации дважды с периодичностью один раз в месяц опубликовывает в средствах массовой информации, в которых опубликовываются данные о государственной регистрации юридических лиц, уведомление о своей реорганизации.
Кредитор юридического лица, если его права требования возникли до опубликования первого уведомления о реорганизации юридического лица, вправе потребовать в судебном порядке досрочного исполнения соответствующего обязательства должником, а при невозможности досрочного исполнения — прекращения обязательства и возмещения связанных с этим убытков, за исключением случаев, установленных законом или соглашением кредитора с реорганизуемым юридическим лицом. Требования о досрочном исполнении обязательства или прекращении обязательства и возмещении убытков могут быть предъявлены кредиторами не позднее чем в течение 30 дней после даты опубликования последнего уведомления о реорганизации юридического лица (п. 2 ст. 60 ГК РФ).
По своей природе реорганизация юридического лица представляет собой сложный юридический состав и осуществляется на основании решения учредителей либо уполномоченного органа о реорганизации в установленной законом форме и действий, направленных на переход прав и обязанностей юридического лица в результате реорганизации на основании ст. ст. 57 — 60 ГК РФ.
Правомерность данного вывода подтверждается, в частности, Постановлением ФАС ВСО от 06.07.2005 N А19-20100/03-23-4-Ф02-3218/05-С2.
В действующем законодательстве (абзац 2 п. 3 ст. 64 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)») (далее — Закон о банкротстве) содержится императивный запрет на принятие решения о реорганизации должника после введения наблюдения.
Однако не содержится такого запрета на принятие решения о реорганизации до введения наблюдения.
Если процесс не завершен
Если реорганизация не завершена на дату введения наблюдения, а завершается после введения наблюдения, то, несмотря на то что решение о реорганизации принято до введения наблюдения, существует значительный риск признания такой реорганизации (признание действий налогового органа о внесении записи о реорганизации и записи о реорганизации), как и решения о ней, недействительной по формальному основанию, если права кредиторов при этом будут признаны судом нарушенными.
Некоторые суды указывают, что введение в отношении юридического лица процедуры банкротства само по себе исключает его реорганизацию, не завершенную на дату введения процедуры наблюдения.
Так, в Постановлении Пятого арбитражного апелляционного суда от 16.12.2014 N 05АП-11072/2014 по делу N А59-1643/2013 указано: «С учетом установленных обстоятельств суд приходит к выводу, что хотя учредители должника при принятии решения о реорганизации и составлении разделительного баланса формально и действовали в рамках имеющихся у них полномочий (до введения процедуры наблюдения), однако их действия были направлены на причинение вреда правам как самого должника, так и его кредиторов, поскольку, зная о подтверждении задолженности в пользу ООО «Сахалинский оценщик» вступившим в законную силу решением суда и об отсутствии у общества возможности исполнить требования кредитора, после принятия судом к производству заявления о признании ООО «Телекомпания «ВОСТОК РОСС» банкротом приняли решение о передаче большей части активов общества другому юридическому лицу, фактически не передав при этом какую-либо часть долгов.
Поскольку Законом о банкротстве запрещено принимать решение, являющееся лишь основанием для начала процедуры реорганизации, то тем более не допускается проведение заключительной стадии этой процедуры — внесение в ЕГРЮЛ записи о реорганизации должника в форме выделения, влекущее наступление последствий, на предотвращение которых направлены указанная норма Закона о банкротстве.
Введение в отношении юридического лица процедуры банкротства само по себе исключает его реорганизацию, не завершенную на дату введения процедуры наблюдения. То обстоятельство, что решение о реорганизации принято до введения процедуры наблюдения, но после возбуждения дела о банкротстве, с учетом вышеизложенного не имеет правового значения, поскольку временным управляющим заявлено о признании незаконной всей реорганизации должника».
Вывод о том, что ведение в отношении юридического лица процедуры банкротства само по себе исключает его реорганизацию, не завершенную на дату введения процедуры наблюдения, основывается на том, что установленный абзацем 2 п. 3 ст. 64 Закона о банкротстве запрет на принятие решений о реорганизации и ликвидации должника является по своей сути обеспечительной мерой и направлен на защиту прав всех кредиторов на получение удовлетворения их требований за счет имущества должника. Вместе с тем данные права нарушаются не столько самим по себе принятием решения о реорганизации должника, сколько последствиями его реализации.
Подобные выводы сделаны также в Постановлениях Арбитражного суда СЗО от 24.02.2015 N Ф07-382/2015 по делу N А13-331/2014, ФАС Московского округа от 08.04.2014 N Ф05-2770/2014 по делу N А40-89935/13.
При этом следует учитывать, что кредитор в рамках дела о банкротстве вправе обратиться с заявлением о принятии обеспечительных мер в отношении должника в виде запрета проводить реорганизацию. С большой вероятностью такое заявление будет удовлетворено, и завершение реорганизации будет невозможно.
Так, в п. 14 информационного письма ВАС РФ от 25.04.1995 N С1-7/ОП-237 указано, что, если в ходе рассмотрения дела о банкротстве суду станет известно о предполагаемой реорганизации организации-должника, целесообразно на основании п. 3 ст. 92 АПК РФ вынести определение о запрещении учредителям (участникам) либо соответствующему органу юридического лица проводить реорганизацию данного юридического лица в любых формах, кроме преобразования.
Например, в Постановлении Четырнадцатого арбитражного апелляционного суда от 23.06.2014 по делу N А13-5948/2012 суд указал: «Особенностью законодательства о банкротстве является то, что при рассмотрении дел о несостоятельности (банкротстве) организаций принцип правопреемства стороны в процессе применяется лишь в случае преобразования юридического лица — должника. Если же реорганизация должника осуществлена путем слияния, присоединения, разделения, выделения, при рассмотрении дел о несостоятельности (банкротстве) реорганизованных организаций принцип правопреемства стороны в процессе применяться не может, так как арбитражные суды рассматривают не спорное правоотношение сторон, а устанавливают факт несостоятельности (банкротства) конкретной организации. Следовательно, в рамках дела о банкротстве правопреемство при реорганизации в форме присоединения не означает переход признаков несостоятельности (банкротства) должника к присоединяемому юридическому лицу. Таким образом, если в ходе рассмотрения дела о банкротстве суду станет известно о предполагаемой реорганизации организации-должника, целесообразно вынести определение о запрещении учредителям (участникам) либо соответствующему органу юридического лица проводить реорганизацию данного юридического лица в любых формах, кроме преобразования (абзац пятый пункта 14 информационного письма Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 25.04.1995 N С1-7/ОП-237 «Обзор практики применения арбитражными судами законодательства о несостоятельности (банкротстве)»)».
Два подхода
В судебной практике существует два подхода к возможности признания реорганизации недействительной с применением к ней норм, предусмотренных для признания сделок недействительными.
Одни суды полагают возможным применить основания, установленные для признания недействительными сделок.
Так, в Постановлении Шестого арбитражного апелляционного суда от 15.07.2015 N 06АП-2441/2015 по делу N А04-818/2009 указано: «В рамках дела о несостоятельности (банкротстве) общества с ограниченной ответственностью «Торгово-производственная компания «Океан» (далее — должник, ООО ТПК «Океан») в Арбитражный суд Амурской области обратился конкурсный управляющий должника Хабарова Е.А. с заявлением о признании недействительной реорганизации общества в форме выделения.
Определением суда от 09.04.2015 сделка по реорганизации ООО «ТПК «Океан» в форме выделения 22.01.2014 из него ООО «КРАСС» признана недействительной, применены последствия недействительности сделки по возврату в конкурсную массу ООО «ТПК «Океан» переданного имущества.
Признав сделку по реорганизации общества «Океан» в форме выделения из него ООО «КРАСС» недействительной, суд первой инстанции обоснованно применил последствия недействительности в виде возврата имущества (и всего полученного по сделке) в конкурсную массу должника».
При этом эта практика касается в большей части таких форм реорганизации, как выделение, то есть тех ситуаций, когда учредители должника при принятии решения о реорганизации и составлении разделительного баланса формально действуют в рамках имеющихся у них полномочий (до введения процедуры наблюдения), однако их действия направлены на причинение вреда правам как самого должника, так и его кредиторов, поскольку, зная о наличии задолженности в пользу кредиторов и об отсутствии у должника возможности исполнить требования кредитора, после принятия судом к производству заявления о признании должника банкротом, они принимают решение о передаче большей части активов должника другому юридическому лицу, фактически не передав при этом какую-либо часть долгов.
Другие суды исходят из того, что понятия реорганизации и сделки являются предметом регулирования разных правовых институтов гражданского права, поэтому реорганизация юридического лица по своей правовой природе не является сделкой, а также из того, что нормы ГК РФ, регулирующие условия и основания недействительности сделок, применения последствий их недействительности, а также нормы Закона о банкротстве, регламентирующие полномочия арбитражного управляющего по оспариванию сделок должника, применению не подлежат. При таких обстоятельствах суды отказывают в удовлетворении заявления управляющего, основанного на нормах о сделках.
Так, в Постановлении Седьмого арбитражного апелляционного суда от 05.08.2011 N 07АП-251/11(7,8) по делу N А03-16659/2009 суд указал: «Реорганизация общества с ограниченной ответственностью представляет собой комплекс действий, ненормативных актов самого общества (решение о реорганизации) и государственного органа (решение о государственной регистрации), предусмотренных главой 4 Гражданского кодекса Российской Федерации и не подпадающих под понятие сделки, содержащееся в статье 153 Гражданского кодекса Российской Федерации. При этом правопреемство, которое имеет место при реорганизации юридического лица, относится к числу универсальных (пункт 1 статьи 129 Гражданского кодекса Российской Федерации).
Реорганизация в силу ее правовой природы, определяемой в соответствии со статьями 57 — 60 Гражданского кодекса Российской Федерации, и, в частности, осуществляемый в ее рамках переход обязательств не предполагают в силу закона какого-либо встречного исполнения, согласия третьих лиц. Имущество (в том числе имущественные права и обязанности) при реорганизации передается в собственность вновь созданной организации в одностороннем порядке, установленном законом. Таким образом, порядок возникновения имущественных прав и обязанностей в результате реорганизации юридического лица отличен от установленного статьей 153 Кодекса».
В конечном счете реорганизация должника возможна только в том случае, если при этом будут соблюдены права и законные интересы всех его кредиторов без исключения. Если же суд придет к выводу о недоказанности причинения вреда имущественным правам кредиторов должника в результате совершения реорганизации, а также о недоказанности намерения сторон причинить вред имущественным интересам кредиторов, то в удовлетворении такого заявления будет отказано (Постановление ФАС СЗО от 02.07.2012 по делу N А05-1460/2010).