Преднамеренное банкротство должника

банкротство бизнеса

В условиях экономического кризиса снижается договорная активность предпринимателей, падает уровень доверия к национальной банковской системе, спрос населения становится подверженным инфляционным и девальвационным ожиданиям. Кризисные процессы в экономике переводят внимание многих государственных структур в первую очередь на решение названных проблем, что создает благоприятную почву для такого явления гражданского оборота, как преднамеренное банкротство.

банкротство бизнеса

В условиях экономического кризиса снижается договорная активность предпринимателей, падает уровень доверия к национальной банковской системе, спрос населения становится подверженным инфляционным и девальвационным ожиданиям. Кризисные процессы в экономике переводят внимание многих государственных структур в первую очередь на решение названных проблем, что создает благоприятную почву для такого явления гражданского оборота, как преднамеренное банкротство.
Законодатель в Уголовном кодексе РФ разграничивает понятия «преднамеренного» и «фиктивного» банкротства. Положения ст. 196 УК РФ определяют, что преднамеренное банкротство — это совершение руководителем или учредителем (участником) юридического лица либо индивидуальным предпринимателем действий (бездействия), заведомо влекущих неспособность юридического лица или индивидуального предпринимателя в полном объеме удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам и (или) исполнить обязанность по уплате обязательных платежей, если эти действия (бездействие) причинили крупный ущерб.
Фиктивное банкротство — заведомо ложное публичное объявление руководителем или учредителем (участником) юридического лица о несостоятельности данного юридического лица, а равно индивидуальным предпринимателем о своей несостоятельности, если это деяние причинило крупный ущерб (ст. 197 УК РФ).
Ключевым признаком преднамеренного банкротства выступают по сути действия собственника, руководителя бизнеса или иного аффилированного лица, наносящие ущерб кредитору в виде ненадлежащего исполнения денежных обязательств, в том числе налоговых.
Указанные статьи уголовного закона однозначно направлены на борьбу с так называемыми фирмами-однодневками, процессами отмывания денег, однако их формулировка, вероятно, требует законодательного совершенствования по следующим причинам.
Во-первых, оба термина и состава преступления могут смешиваться и толковаться неоднозначно заявителем, следственными органами и судом.
Во-вторых, сильна гражданско-правовая основа названных составов преступлений, которая будет служить безусловным фундаментом для вынесения следственными органами постановления об отказе в возбуждении уголовного дела. В современной России в силу ст. 421 Гражданского кодекса РФ предприниматели и иные субъекты гражданского оборота вправе заключать любые законные хозяйственные сделки. Согласно п. 5 ст. 10 ГК РФ добросовестность участников гражданских правоотношений и разумность их действий предполагаются. Более весомым аргументом будет являться п. 3 ст. 401 ГК РФ, согласно которой предприниматель может быть освобожден от мер гражданско-правовой ответственности, только если докажет наличие непреодолимой силы, т.е. чрезвычайных и непредотвратимых при данных условиях обстоятельств.
Чрезвычайные обстоятельства могут быть различными. Известно, что национальный экономический кризис не имеет нормативного закрепления, данный факт проблематично доказать в гражданском и арбитражном процессах, так как, даже если выбрать самый простой путь — указать на это обстоятельство как общеизвестный факт, нет гарантий того, что суд примет это во внимание (ч. 1 ст. 61 Гражданского процессуального кодекса РФ; ч. 1 ст. 69 Арбитражного процессуального кодекса РФ).
В-третьих, любой предприниматель, как добросовестный, так и желающий осуществить преднамеренное банкротство, на следственных действиях может аргументировать свою позицию. Часто банкротству предшествуют ситуации, которые, с одной стороны, могут свидетельствовать о намерении осуществить преднамеренное банкротство, хотя, с другой стороны, контрагент будущего банкрота сам при этом попадет в финансовые затруднения и вынужден в одностороннем порядке отказаться от исполнения принятых на себя договорных обязательств, в результате чего возникает цепочка неисполнений обязательств между коммерческими структурами.
В-четвертых, важным аргументом следствия и суда по таким делам могут быть ссылки на ст. 419 ГК РФ, так как преднамеренное банкротство в большинстве случаев направлено на вывод активов и аннулирование долгов путем прекращения обязательств ликвидацией юридического лица. Вместе с тем со стороны должника может поступить контраргумент, согласно которому природа самого банкротства по большому счету и направлена на получение определения арбитражного суда о ликвидации записи о предпринимателе или юридическом лице в ЕГРИП/ЕГРЮЛ, что подтверждается ст. 3, ч. 3 ст. 149 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)». Другими словами, нет смысла осуществлять преднамеренное банкротство в связи с тем, что конкурсный процесс в любом случае окончится списанием долгов.
В-пятых, согласно ст. 3 Федерального закона от 08.02.1998 N 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» общество не отвечает по обязательствам своих участников (учредителей). В случае же несостоятельности (банкротства) общества по вине его участников или по вине других лиц, которые имеют право давать обязательные для общества указания либо иным образом имеют возможность определять его действия, на указанных участников или других лиц в случае недостаточности имущества общества может быть возложена субсидиарная ответственность по его обязательствам.
Однако следует заметить, что большинство национальных фирм имеет данную гражданско-правовую форму и ст. 3 указанного акта — это своего рода «алиби учредителя» для применения принципа презумпции невиновности, что делает доказательственный процесс еще более сложным. Как правило, слабо защищенным способом ведения бизнеса выступает форма индивидуального предпринимательства, где понятно, кто собственник, кто управленец и кто будущий подсудимый.
Таким образом, существенным недостатком статей 196 и 197 УК РФ является отсутствие четкого, однозначного определения понятия преднамеренного банкротства. Однако несмотря на наличие оценочных признаков в конструкциях статей 196 и 197 УК РФ, указанные нормы права являются значительным достижением законодателя в сфере борьбы с фиктивным и преднамеренным банкротством, процессами отмывания денежных средств, финансовыми аферами.
Что же касается влияния национального экономического кризиса на положение дел в данной сфере, то приходится констатировать, что юридическая и финансовая стороны этого явления, к сожалению, в настоящее время не имеют нормативного регулирования и не служат доказательством и аргументом в суде.