Банкротство ликвидируемого должника (Часть 1)

банкротство бизнеса

Общая схема, положенная законодателем в основу процедуры ликвидации, выглядит следующим образом (ст. 61, 63 ГК РФ):
1)Казаньв компании принимается решение о ее ликвидации, назначается ликвидационная комиссия или ликвидатор, который добросовестно приступает к выполнению своих обязанностей;
2)Казаньдействуя добросовестно и разумно, ликвидатор с использованием данных бухгалтерского учета должника выявляет кредиторов и уведомляет их о начале ликвидации, кроме того, он размещает сообщение о принятии решения о ликвидации для всеобщего сведения, в том числе для кредиторов, сведения о которых могли быть не отражены в учете компании;

банкротство бизнеса

Общая схема, положенная законодателем в основу процедуры ликвидации, выглядит следующим образом (ст. 61, 63 ГК РФ):
1)Казаньв компании принимается решение о ее ликвидации, назначается ликвидационная комиссия или ликвидатор, который добросовестно приступает к выполнению своих обязанностей;
2)Казаньдействуя добросовестно и разумно, ликвидатор с использованием данных бухгалтерского учета должника выявляет кредиторов и уведомляет их о начале ликвидации, кроме того, он размещает сообщение о принятии решения о ликвидации для всеобщего сведения, в том числе для кредиторов, сведения о которых могли быть не отражены в учете компании;
3)Казаньликвидатор проводит инвентаризацию имущества должника, собирает деньги с дебиторов, определяет ликвидность активов и возможность их продажи;
4)Казаньликвидатор принимает заявления и требования кредиторов и формирует собственный список (реестр) кредиторов;
5)Казаньпо итогам формирования списка кредиторов, инвентаризации и прочих действий ликвидатор составляет промежуточный ликвидационный баланс, в котором указывает соотношение активов и размер заявленных требований;
6)Казаньесли, проведя работу по выявлению всех кредиторов, активов и пассивов, приняв меры по сбору долгов, оценке реальной стоимости имеющихся активов, т.е. практически проанализировав экономическое положение должника, ликвидатор придет к выводу о невозможности расчета со всеми кредиторами, он обязан подать заявление о банкротстве.
Фактически по закону процедура ликвидации, предшествующая подаче заявления о банкротстве, заменяет процедуру наблюдения. Вопрос о восстановлении платежеспособности должника в данном случае не стоит, но вот выявление его реального экономического состояния и определение достаточности или недостаточности активов для расчетов с кредиторами являются Ф обязанностью ликвидатора.
Ведь на момент обращения с заявлением в суд ликвидатор должен иметь на руках фактически готовый анализ финансового состояния должника. Само заявление о банкротстве в такой ситуации — это фактически фиксация факта недостоверности или как минимум неясности финансовой отчетности должника.
Следует учитывать, что с точки зрения закона, если изначально ясно, что активы должника не в состоянии покрыть требования кредиторов, ни о какой процедуре ликвидации речи идти не должно. Должник обязан подать заявление о банкротстве в общем порядке (ст. 9 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», далее — Закон о банкротстве).
Однако на практике все происходит с точностью до наоборот. Формально могут соблюдаться какие-то требования закона, но по большей части это направлено на прикрытие стремления ускорить процедуру банкротства должника.
До 2015 г. должники зачастую ограничивались только принятием решения о ликвидации, назначением ликвидатора и внесением соответствующей информации в ЕГРЮЛ. Но это фактически был необходимый минимум. Остальные действия зависели только от времени, которым располагал ликвидатор, и, собственно, от желания исполнять обязанности, предусмотренные законом.
Начиная с 1 июля 2015 г. должник будет вынужден разместить сообщение о намерении обратиться с заявлением о банкротстве (в Единый федеральный реестр сведений о фактах деятельности юридических лиц (ЕФРСДЮЛ)). А до этого дня он обязан хотя бы уведомить всех кредиторов.
Статья 224 Закона о банкротстве содержит несколько условий, при которых возможно применение упрощенной процедуры банкротства:
Казаньдолжник находится в состоянии ликвидации;
Казаньназначена ликвидационная комиссия или ликвидатор;
Казаньактивов должника недостаточно для расчета с кредиторами.
Формально эти положения не содержат условия, отменяющие нормы ст. 3 и 6 Закона, которые устанавливают признаки банкротства. То есть формально должник в любом случае должен иметь сумму задолженности не менее 500 тыс. руб. и уклоняться от ее погашения в течение более чем трех месяцев. Так что к перечисленным трем условиям можно с уверенностью добавить два этих признака.
Однако в реальности практика их отметает. В действительности споры в части размера задолженности (о том, что она должна составлять минимум 500 тыс. руб.) встречаются крайне редко. Вряд ли кому-то придет в голову проводить процедуру банкротства в ситуации, когда задолженность не превышает указанную сумму, — это просто экономически невыгодно. Признавая должников банкротами, суды, как правило, отмечают наличие долга в размере, превышающем установленный порог.
При этом было четко указано, что ст. 224 Закона о банкротстве не содержит каких-либо условий о необходимости наличия долга в определенном размере. Суды руководствовались разъяснениями п. 6 Постановления Пленума ВАС РФ от 15.12.2004 N 29 «О некоторых вопросах практики применения Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)», который предусматривает, что при оценке арбитражными судами соблюдения обязанности ликвидируемого должника по обращению в суд с заявлением о признании его банкротом необходимо исходить из того, что такая обязанность возникает независимо от соблюдения условий о размере долга и длительности периода просрочки его погашения.
Предусмотренный ст. 3 Закона о банкротстве трехмесячный срок уклонения от погашения долга на практике споров, по всей видимости, вообще не вызывает. В части заявлений самих должников вопрос также урегулирован разъяснениями п. 6 Постановления Пленума ВАС РФ от 15.12.2004 N 29, который отменяет необходимость соблюдения минимального срока погашения долга. Относительно заявлений кредиторов о банкротстве ликвидируемых должников по этому вопросу не сказано ничего, что, по всей видимости, связано с полным отсутствием споров в данной части.
Действующее законодательство содержит два условия, при которых к должнику может быть применена упрощенная процедура банкротства:
1)Казаньюридическое: должник должен находиться в состоянии ликвидации;
2)Казаньэкономическое: имущества должника должно быть недостаточно для расчетов с кредиторами.
Именно при оценке экономического условия возникает наибольшее количество споров между кредиторами и должниками, ему же посвящено значительное количество научных трудов и обобщений судебной практики.
При рассмотрении заявлений о банкротстве, поступивших от ликвидаторов, суды не углубляются в вопрос о соблюдении порядка ликвидации компании, предусмотренного положениями ст. 63 ГК РФ.
В теории и на различных семинарах при рассмотрении этих вопросов часто можно услышать мнение судей, что в случае, если в отношении компании-должника не проводились никакие установленные процедурой ликвидации действия, такую компанию нельзя рассматривать как находящуюся в процессе ликвидации. Фактически эту ситуацию следует квалифицировать как злоупотребление правом и использование норм законодательства с целью нарушения прав кредиторов должника и скорейшего выхода на процедуру конкурсного производства.
Зачастую суды учитывают только три аспекта ликвидации должника:
Казаньналичие решения о ликвидации;
Казаньналичие решения о формировании ликвидационной комиссии или назначении ликвидатора;
Казаньналичие записи в ЕГРЮЛ о принятых решениях.
Тот факт, что с момента внесения записи в ЕГРЮЛ до подачи заявления о банкротстве могло пройти всего 1 — 2 дня, во внимание не принимается. Не имеет ни малейшего значения наличие или отсутствие публикации о ликвидации. Не учитывается тот факт, что никто не счел нужным проинформировать кредиторов о начале ликвидации. Не идет речи ни о формировании реестра кредиторов, ни о составлении промежуточного ликвидационного баланса, ни об инвентаризации, ни о взыскании задолженности с дебиторов должника. Продиктована такая позиция судов формулировками п. 1 ст. 224 Закона о банкротстве: «…юридического лица, в отношении которого принято решение о ликвидации…». Из этой краткой записи при ее буквальном толковании четко следует, что единственным критерием ликвидации для целей банкротства является факт принятия решения о ликвидации. В п. 3 ст. 224 в совокупности с п. 3 ст. 225 Закона о банкротстве содержится также условие о необходимости формирования ликвидационной комиссии или назначении ликвидатора и указываются последствия подачи заявления о банкротстве до формирования ликвидационной комиссии. Положения Закона о банкротстве не содержат условий о необходимости внесения записей в ЕГРЮЛ о данных фактах. Впрочем, в этом вопросе судебная практика уже давно исходит из того, что истиной считать следует только записи, внесенные в Реестр. Поэтому, хотя Закон напрямую и не говорит о необходимости внесения записи в ЕГРЮЛ, мы выделили данное условие как обязательное к исполнению при оценке вопроса о нахождении или ненахождении компании в состоянии ликвидации, тем более что ГК РФ прямо закрепляет условие о достоверности для любых третьих лиц только сведений, внесенных в ЕГРЮЛ.
Отдельно следует отметить требование Закона о формировании ликвидационной комиссии или назначении ликвидатора. Вызывают вопрос сам факт включения в текст Закона подобного условия и целесообразность такого требования. На практике случаи, когда решение о ликвидации принято, но ликвидатор или ликвидационная комиссия не назначены, практически не встречаются. Они касаются в основном различных государственных структур и учреждений, где любые назначения связаны с длительными согласованиями либо где принятие решений отнесено к компетенции вышестоящих инстанций. Но такие структуры не могут быть признаны несостоятельными (банкротами), поэтому для характеристики рассматриваемого условия значения не имеют.
На практике решение о ликвидации и назначении ликвидатора принимается одновременно и оформляется единым документом. За 12 лет участия в делах о банкротстве мы ни разу не встречали ситуации, при которой у ликвидируемого должника отсутствовал бы ликвидатор или ликвидационная комиссия. В результате положения Закона о банкротстве, регулирующие последствия уклонения от назначения ликвидатора, не применяются, хотя кредиторы иногда и стремятся использовать их, чтобы воспрепятствовать введению упрощенной процедуры банкротства.
Для того чтобы компания могла быть квалифицирована как ликвидируемый должник, требуется наличие принятого решения о ликвидации, решения о назначении ликвидатора (ликвидационной комиссии) и внесение соответствующих записей в ЕГРЮЛ.